Стимулы и антистимулы

Доступные инструменты

Обзор идей

  • Битва за бюджет

    Бессмысленные закупки, которые отменила гласность

    С 1 января наступившего года «Новая» ежедневно мониторит обновленный сайт госзакупок. За несколько месяцев мы вместе с читателями нашли и придали огласке десятки попыток бессовестно растратить бюджет на «дорогие игрушки». Многие тендеры были отменены после публикаций. Предлагаем посчитать, сколько своих денег мы отвоевали у чиновников.
    Юлия Балашова «Новая газета» № 57.
    /31.05.11/
  • Почему у Грузии получилось
    В некоторых сферах государственный контроль действительно отменен: например, не существует пожарной инспекции, санитарно-эпидемиологической службы, обязательного технического осмотра транспорта, обязательной сертификации и стандартизации продукции. Но осуществлялся ли реальный контроль ранее? Стало ли хуже потребителям от отмены бюрократических процедур? Привела ли отмена формального контроля к росту угроз для здоровья и жизни граждан?
    Несмотря на упразднение автоинспекции и обязательного техосмотра число погибших в ДТП в расчете на 1000 автомобилей снизилось с 1,79 в 2003 году до 1,05 в 2010 году. Пожарная инспекция ликвидирована, а число погибших при возгораниях уменьшилось с 434 человек за 1997–2003 годы до 371 человека в 2004–2010 годах. При отмене неработающих механизмов надзора, бывших мощным источником коррупции, сама эта коррупция идет на спад, а дополнительных угроз здоровью и жизни людей при этом не возникает.
    Лариса Буракова. Почему у Грузии получилось. – М.: ООО «Юнайтед Пресс», 2011. – 271 с., с. 20 – 21.
    /29.05.11/
  • История одной реформы: ЕГЭ как пример институционального переноса
    Пример Единого государственного экзамена показывает нам, что «модернизация сверху», осуществляемая в условиях ограничения демократических механизмов и обеспеченная поддержкой со стороны доминирующего актора (или акторов), может привести к интенсивному и внешне очень успешному развитию реформ. В этой ситуации противоборство заменяется формированием коалиций поддержки, а нарастающая авторитарная ситуация ограничивает сопротивление со стороны противников реформ.
    Проблема, однако, заключается в том, что созданная машина поддержки новых институтов препятствует их критической оценке, а сами институты превращаются в элементы политической программы, непредназначенной для радикальной трансформации. А ссылки на зарубежный опыт в этом случае нужны только для одного — легитимации тех или иных политических решений – и только в одном случае — если сам зарубежный опыт является основой для такой легитимации.
    История одной реформы: ЕГЭ как пример институционального переноса / Андрей Стародубцев: Препринт М-24/11. — СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2011. — 28 с., с. 24 eu.spb.ru.
    /27.05.11/
  • Андерс Ослунд: И последние станут первыми
    И последние станут первыми: финансовый кризис в Восточной Европе / Андерс Ослунд; пер. с англ. А. Коляндра, И. Файбисовича под науч. ред. А. В. Куряева. — Москва: Мысль, 2011. 240 с.
    В книге анализируется протекание финансового кризиса 2008—2020 гг. в странах Восточной Европы. Причиной кризиса стал обычный цикл «бум—крах», вызванный кредитной экспансией в США и Западной Европе, который привел к избыточному дефициту текущего счета платежного баланса. Когда глобальная ликвидность испарилась, перегретые экономики стран Восточной Европы столкнулись с внезапной остановкой финансовых потоков. Самым примечательным в этой истории было то, как эти страны выкарабкивались из кризиса.
    Наиболее пострадавшие страны — Литва, Латвия и Эстония — отказались девальвировать свои валюты и вместо этого провели внутреннюю девальвацию, сократив государственные расходы, включая зарплату в государственном секторе. Им удалось свести к минимуму темпы инфляции и и быстро превратить крупные дефициты текущего счета в значительные профициты. Политически фрагментированные парламенты восточноевропейских стран, избираемые на основе пропорциональной системы, позволяли быстро менять правительство, когда находящееся у власти очевидно не справлялось.
    /27.05.11/
  • Наткнулись на барьеры

    Деньги не идут в страну из-за недоступности инфраструктуры

    По мнению главного экономиста Альфа-Банка Наталии Орловой, деньги не идут в страну по ряду причин. У нас очень высоки издержки ведения бизнеса из-за большого числа административных барьеров и дорогого доступа к инфраструктуре. Кроме того, в нашей стране высокая доля стареющего населения (людей старше 65 лет - 12%). Еще один неприятный момент - снижение доходов населения. До 2007 года в России темпы роста реальных располагаемых доходов в ежегодном выражении были почти всегда выше 10%. С 2008 года Россия вышла на совершенно иную траекторию динамики реальных располагаемых доходов - в прошлом году они выросли всего на 4%, а в 2008 г. и в 2009 г. на - 2%. Это тоже влияет на инвестиционные решения и на то, как компании оценивают потенциал экономики. И наконец, бюджетные проблемы.
    "Мы видим радикальное ухудшение бюджетной ситуации. Если с 2000 по 2007 год уровень бездефицитности бюджета обеспечивала цена нефти 20-30 долл. за баррель, то с момента индексации пенсионных расходов чувствительность бюджета по нефти очень сильно выросла. В этом году и в последующие несколько лет ожидается, что федеральный бюджет будет сбалансирован при цене 120 долл. за баррель.
    Ольга Заславская "Российская Бизнес-газета" №799 (17).
    /24.05.11/
  • Об отвергаемом примате права
    Пять с лишним лет назад, ратифицируя конвенцию без 20-й статьи, мы заявили, что не можем сделать незаконное обогащение, то есть «значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать», уголовным преступлением — это-де противоречило бы провозглашённой в Конституции РФ презумпции невиновности.
    Но Конституционный суд России уже не раз объяснял: ограничения, связанные со специфическим статусом гражданина, не могут считаться неправомерным ограничением его конституционных прав, если специфический статус принят гражданином добровольно, — и ужасно мне любопытно, чем же 20-я статья официально не устраивает правительство теперь.
    Александр Привалов «Эксперт» №20 (754).
    /23.05.11/
  • Активному меньшинству – правовое оружие

    Далеко не многие из нас имеют четкое представление о том, что такое групповые иски

    Между тем с помощью этого правового инструмента граждане в ряде развитых стран успешно отстаивают свои интересы, защищаются от произвола государственных и других организаций. Каков мировой опыт применения групповых исков? Как выглядит он при сравнении с российской имитацией этого института? Как групповые иски могли бы облегчить обществу борьбу с коррупцией в органах власти и со злоупотреблениями коммерческих фирм? Какие шаги необходимы для внедрения института групповых исков в правоприменительную практику России? Об этом говорили на Круглом столе в Фонде «Либеральная миссия» специально изучившие данные вопросы Петр Филиппов, Евгений Кузнецов и Василий Сафронов. В разговоре приняли участие Лев Иванов, Георгий Сатаров, Михаил Федотов и другие эксперты. Вела Круглый стол правовед Екатерина Мишина.
    /16.05.11/
  • История и развитие: трактовка австрийской экономической школы
    Людвиг фон Мизес, один из основателей современной австрийской школы, трактовал историю как процесс творческой человеческой деятельности, движимой идеями. Решающую роль в историческом процессе он отводит общественному мнению.
    Последователи Мизеса (Питер Беттке и др.) соединили его подход с новым институционализмом. Они разработали собственную оригинальную классификацию институтов, а также включили в рассмотрение в качестве институционального ядра такое понятие, как метис, под которым понимают практические умения и знания, нормы, культуру. Метис — это очень устойчивый, но не неизменный паттерн. Если он плохо совместим с обеспечивающими развитие институтами (правами собственности, верховенством закона и др.), то общество вовсе не обречено на прозябание. Австрийская школа показывает, что роль экономиста в развитии общества — это не роль социального инженера, навязывающего сконструированные им институты сверху, а это роль человека, способного активно влиять на общественное мнение, внося тем самым изменения и в метис. Если эта миссия экономиста осуществляется успешно, то он обеспечивает лучшее вживление в общественную ткань содействующих прогрессу институтов.
    Заостровцев А.П. История и развитие: трактовка австрийской экономической школы / Андрей Заостровцев: Препринт М-23/11. — СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2011. — 36 с. — (Серия препринтов; М-23/11; Центр исследований модернизации).
    /15.05.11/
  • Британские суды борются за законность в России
    Экономика России и других стран СНГ продолжает развиваться, но доверие к местному судоустройству и верховенству закона остается в целом низким. Поэтому в британских судах и арбитражных трибуналах дела о мошенничестве и прочие коммерческие споры из бывшего Советского Союза рассматриваются все чаще. Количество дел из России и стран СНГ «увеличивается постоянно», говорит Стивен Филиппсон (Steven Philippsohn) из ведущей адвокатской конторы по борьбе с мошенничеством PCB Litigation. «Прошлый год был более загруженным, чем предыдущий».
    Кристина Нарижная "The Moscow Times", Россия
    /14.03.10/
  • Коррупция и политическая нестабильность

    Дело в том, что борьба с коррупцией у нас — дело государственного значения

    То есть тот, кто с коррупцией борется, тот фактически у нас и правит. Ибо именно право высшего начальства определять, кто коррупционер, а кто нет, составляет основу его, высшего начальства, политической власти. Именно эта магическая считалочка: «Эники-беники ели вареники, каждый съел на свой размер, будешь ты кор-руп-ци-о-…» — приводит в трепет и повиновение всю необъятную российскую бюрократическую вертикаль. Именно она позволяет убирать ненужных людей с постов и ставить на их место нужных, назначать результаты «Единой России», руководить решениями судов и мнениями парламентариев. На ней все держится. Она и есть наш суверенитет.
    Лазарев Е. А. Коррупция и политическая нестабильность: институциональная перспектива / Егор Лазарев: Препринт М-16/10. — СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2010. — 28 с. — (Серия препринтов; М-16/10; Центр исследований модернизации).
    /10.05.11/
     

Выберите свой стимул