Невыдуманные истории

В разделе публикуются реальные ситуации, которые произошли с посетителями нашего сайта. Основная идея - выявить коррупционную схему без указаний конкретных имен. Возможно, ваша история поможет понять, как надо изменить закон или принять иные меры для борьбы с коррупцией в этом, конкретном ее проявлении. Вы можете опубликовать свою историю у себя в блоге - в рубрике "Моя невыдуманная история", или в записях, либо послать ее создателям сайта на e-mail:  info[at]sudanet.ru. Ваши истории будут вынесены в раздел.     Сочинская олимпиада портит людей     В Общественный антикоррупционный комитет обратилась жительница подмосковного города Орехово-Зуево, которая неправомерным решением суда была лишена права собственности на приобретенную недвижимость в Краснодарском крае. Женщина стала жертвой недобросовестного продавца недвижимости, который, по мнению пострадавшей, вступив в сговор с новым претендентом на недвижимость, оказал давление на суд для принятия нужного им решения. В конце 2007 года жительница Подмосковья купила дом с земельным участком в г. Новороссийске для своих родителей. Цену за дом в размере 800 000 рублей назначил сам продавец. При покупке был заключен и нотариально заверен предварительный договор. Позднее была заключена финальная сделка, которая была оформлена в органах государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом.     После того, как Сочи выиграл право на проведение Олимпиады, и цены на дома в прибрежных районах начали расти, с женщиной связался продавец и заявил, что дом был продан по слишком низкой цене. Продавец дома подал на новую владелицу в суд с просьбой расторгнуть договор, указав в иске, что женщина обещала ему большую сумму (2 500 000) и так и не заплатила ее. Никаких доказательств своей правоты у истца, по словам женщины, не было. Первый суд признал, что при покупке дома все требования закона были соблюдены.     Продавец дома подал кассационную жалобу в краевой суд, который отменил решение районного суда и вернул дело на повторное рассмотрение, ссылаясь на экспертное заключение оценщика продавца, который оценил дом на момент приобретение в 2 800 000 рублей. Женщина отдала данное экспертное заключение в Коллегию независимых оценщиков, где документ был признан не соответствующим требованиям закона и принципам оценки. В то же время женщина выяснила, что ее участком заинтересовались соседи, которые, по ее словам, спонсировали все эти суды и имели большие связи в судебных кругах.     На втором судебном заседании районного суда судья не принял во внимание договор купли-продажи дома, предварительный договор и показания свидетелей. В результате сделка была признана недействительной. Женщина сообщает, что перед оглашением приговора суда в разговоре с адвокатом судья признал, что принял неправомерное решение, однако ранее ему звонили из суда Краснодарского края и сказали вынести именно это решение. Свои слова судья повторил репортеру федерального телеканала, проводившего съемку передачи, рассказывающей об этой истории. Таким образом, формально закон находится на стороне жительницы Подмосковья, однако, пока в Краснодарском краевом суде присутствуют представители интересов ее оппонентов, добиться справедливого решения в суде ей не удастся. // Общественный антикоррупционный комитет.    Подложные эксперты В мою машину, стоявшую на перекрестке, врезала женщина на джипе. ГИБДД вынесло постановление по делу, в котором было прямо записано, что правил я не нарушал и вины нет. 3 года спустя я обнаружил в почтовом ящике повестку на третье (!)заседание суда по иску этой женщины. По настоянию истца судом незаконно была назначена новая экспертиза, а эксперт был выбран из списка, предложенного адвокатом. Назначенный эксперт, даже не видя поврежденных автомашин, не имея фотографий или каких было новых данных, вынес заключение о моей виновности.     [*] Подмосковное садоводство, где я являюсь председателем столкнулось с избыточным использованием силового административного ресурса. После того, как жилец не желал добровольно платить за энергию, его отключили от сети. Но неплательщиком оказался депутат Госдумы. Используя положение, он сделал запрос через министрство МВД в федеральную налоговую службу, которая по формальному поводу наложила штраф и пеню в размере нескольких сотен тысяч рублей. Налоговая служба имеет возможность закрыть счет, оказав при этом формальное давление на жильцов. Хотя Налоговым кодексом предусмотрена презумпция невиновности налогоплательщика.   [*] Меня остановил инспектор ГАИ, и при проверке документов на машину выяснилось, что ОСАГО просрочен неделю назад. Инспектор, указывая на нарушение, предложил поставить машину рядом с постом ГАИ. Не желая терять времени, я заплатил взятку и поехал оформлять новый договор. И в офисе страховой компании узнал, что законом договор ОСАГО действителен месяц после его окончания. Сам дурак! Закон знать надо.   Инспектор, а не много ли у вас полномочий? Налоговый инспектор предъявил по стандартному вопросу претензии к магазину и пригрозил заблокировать счет, намекая, что он отменит свое решение, получив взятку. Владелец пошел на принцип и подал в суд. Он выиграл дело, потеряв значительную часть доходов из-за простоя магазина и гонорара адвокату. Но взыскать ущерб и издержки на адвоката с проигравшей стороны - налоговой инспекции он не смог, поскольку суды по-прежнему не готовы требовать с госслужб компенсации физического и морального ущерба, хотя законодательно год назад это было закреплено. Сказываются советские традиции не наказывать госорганы. Кроме того, инспектор после решения суда предъявила новые надуманные претензии и обещала делать это вновь и вновь, пока не разорит владельца окончательно.     [*] В государственной школе, где обучаются мои дети, обычной практикой является сбор денег с родителей учеников школы на различные нужды школы: на ремонт, благоустройство, покупку мебели, оборудования или учебных пособий. Ни одно родительское собрание не завершается без настоятельного требования учителя или директора школы собрать деньги.Требуемые суммы с каждым разом возрастают, хотя официально обучение в школе является бесплатным.     Хоть одним глазком Я владею сетью мини-отелей в Санкт-Петербурге. Ко мне пришла целая группа сотрудников из отдела милиции по защите прав потребителей. После проверки, мне было сказано, что деятельность отеля идет в разрез с 4 частью гражданского кодекса, а именно проводится публичный показ телепрограмм в местах общего пользования. С связи с чем мне было предложено подписать договора с двумя независимыми общественными организациями. В противном случае на меня пригрозили завести уголовное дело. Но оговорились, что если я заплачу около 30 тыс. рублей и подпишу вышеуказанный договор, то дело заводиться не будет.     Юридический казус про рыб Мне доводилось руководить экологическим департаментом крупнейшего в России целлюлозно-бумажного комбината. ЦБК стоит на крупной судоходной реке. Отходы производства попадают в реку, которая мелеет со временем. Судоходство фактически сошло на нет. Чтобы вернуть реке прежнее положение, нужны дноуглубительные работы.В ЦБК готовы были выделить деньги. Чтобы получить официальное разрешение от заинтересованных инстанций на проведение работ, надо много лет писать письма. Ведомства вступают в противоречия друг с другом-государство не может договориться с самим собой.    [*] Я окончил высшее учебное заведение – технический университет. Иногда в процессе учебы у меня создавалось впечатление, что на меня оказывает давление организованная преступная группировка. При явно вполне приличных знаниях предмета экзамены на некоторых кафедрах было почти невозможно сдать. В одних случаях это выражалось в многократных безуспешных попытках сдать зачет или экзамен. В других случаях руководители кафедр и преподаватели под тем или иным предлогом отказывались принимать экзамен. Однако я заметил, что некоторые студенты почти не посещают занятия, явно не отягощены хорошими знаниями предметов, но все вполне успешно и быстро сдают. Со временем я понял причину всех этих успехов и неудач. Дело, оказывается, нередко упиралось во взяточничество и вымогательство взяток.     Вымогательство с подачи ректора У меня украли сумку со студенческим билетом. Я купила новую корочку и пришла для переоформления в деканат института. И там мне заявили, что не могут поставить печать, пока я не заплачу 3000 тысячи рублей в качестве компенсации. Есть неформальное распоряжение ректора. Я платить отказалась. Мне начали угрожать. Звонили из деканата с требованиями. Говорили, что так было принято всегда. В конце концов, декан лично порекомендовал мне заплатить, угрожая в противном случае подписать приказ об отчислении.   Лесные богатства для своих Я решил вложить деньги — приобрести на госаукционе в долгосрочную аренду земельные участки в Подмосковье. Стартовые цены были много ниже рыночных. Заявку можно было подать лишь в течение нескольких часов одного дня. Придя рано утром по указанному адресу, я столкнулся с огромной очередью в фойе. В здание не пропускали сотрудники охраны. Никаких списков вывешено не было. Периодически выходили представители организации, занимающейся распределением, и вызывали отдельных людей, которые якобы записались по телефону. Вместе с другими участниками конкурса я подал иск в московский арбитражный суд. Но уже трижды суд отказывается по формальным причинам от рассмотрения дела. Создаются формальные препятствия: короткий промежуток времени, единственное помещение для решения вопроса.      Вымогательство по плану Меня задержали сотрудники милиции, сопровождающие поезд, обвинив в том, что я нахожусь в общественном месте в состоянии  опьянения. Для составления протокола меня проводили в купе проводника. После полутора часовых угроз я вынужден был подписать бумагу. С составленным протоколом, мне позволили ознакомиться лишь мельком. Как часть протокола меня вынудили подписать еще две бумаги, с содержимое которых так и осталось мне не известным. Вероятно, это была карточка медицинского освидетельствования, которого не проводилось даже формально.      Дешевле не ремонтировать В канун нового года мне в левый бок врезался автомобиль. Я был для него помехой справа. Я пытался на месте решить вопрос о схеме ДТП. Виновный водитель предлагал дать «на лапу» гаишнику и получить нужные справки. Инспектор был не против. Но я потребовал провести решение законным образом. В участке мне на руки выдали протокол без печати и предложили подойти утром 31. Давнишний инспектор сказал, что все вопросы будут решаться лишь через 10 дней. Но если я заплачу им с дознавателем 20 тысяч рублей, то дело решится в мою пользу. Я платить отказался. Тогда он сказал, что дело пойдет в суд и он всячески будет его тормозить. Инспектора имеют возможность затягивать этот процесс и вымогать деньги.     День трезвости Я владею сетью розничных магазинов. В конце августа мне позвонил чиновник из муниципалитета и объявил о новом пожелании губернатора. В стране есть несколько официальных праздников — 12 июня, 1 сентября и др. И в эти настоятельно просили алкоголь не продавать. Даже пиво. Мне пояснили, что это обезопасит здоровье граждан. Когда я отказался поддерживать подобные начинания, мне намекнули на внеплановый визит налогового инспектора. Такие же директивы получили многие из моих знакомых по розничному бизнесу. Легче оказалось пойти на поводу у администрации, честь заносить себя в неформальные списки несогласных.   [*] В нашем подъезде женщина после трагической смерти мужа тронулась умом и попала в психиатрическую лечебницу, где провела 5 месяцев. У нее остался ребенок – мальчик лет семи и записанные на него две квартиры в Петербурге. Пока мать трагически пребывала в больнице, объявилась некая родственница, на время поселившая ребенка у себя. Когда мать, наконец, вышла из лечебницы, она узнала, что родственница желает получить опекунство над мальчиком через суд. Родственница подала жалобу в совет по попечительству в муниципалитет, откуда к матери была направлен инспектор. Видимо получив взятку, под формальным предлогом – плохое состояние квартиры – инспектор дала заключение о неспособности матери содержать своего ребенка и лишении ее родительских прав. Спросить самого ребенка о его пожеланиях инспектор не удосужилась. Прошло два заочных судебных заседания, повесток на которые матери не присылали, где судья нашла достаточно обоснованным лишение матери прав на ребенка, а значит и прав на недвижимость.   Добровольцы поневоле После трагедии в Южной Осетии и Абхазии мелькали сообщения об оказании помощи российскими организациями беженцам и пострадавшим. Госпредприятие, где я работаю, тоже поддержало начинание. Меня, рядового работника, вызвал к себе замдиректора. И сказал, что завод собирается оказать посильную помощь жертвам войны. В связи с этом зарплата за один рабочий день перечисляется в гуманитарный фонд. И я должен подписать бумагу о добровольном перечислении средств в обязательном порядке. В противном случае мне намекнули на увольнение. У меня семья и деваться было некуда. В тот день через его кабинет прошли почти все работники нашего завода. Так что сумма набралась немалая. А потом наш директор выступил с заявлением в прессе. И рассказал, какой сердобольный у нас коллектив, единогласно пожелавший внести свой вклад в дело помощи беженцам. И единолично грелся в лучах славы.     [*] Ко мне в магазин из налоговой инспекции пришли с плановой выездной проверкой. Нашли формальное нарушение в применении кассовой техники и выписали штраф в 30 тыс. рублей как юридическому лицу. Но намекнули, что могут оформить это как нарушение со стороны индивидуального предпринимателя, если я доплачу немного наличкой, и официально штраф понизится до 3 тыс. рублей. Я стал оспаривать свою вину, но инспектор заявила, что мне и так многое разрешено, и она идет мне на встречу. С начала я попросил у начальника инспекции применить альтернативный вариант — поменять инспектора, поскольку текущий не обладал должной квалификацией. Мне было отказано. Тогда я подал в суд и выиграл в итоге четыре разбирательства: два арбитражных, апелляционный суд и высшую кассационную жалобу. Самое интересное, что налоговый инспектор пыталась давить на меня в течение этого времени до самого конца, угрожала новыми проверками, хотя и понимала неправомерность своих действий.