«Тюремный вектор» в уголовно-исполнительной системе

Владимир Александрович Уткин. / Журнал «Отечественные записки» №2 2008
 

Положения Минимальных стандартных правил обращения с заключенными, принятых в 1955 году Конгрессом ООН по борьбе с преступностью гласят, что, что каждый заключенный «должен располагать отдельной камерой или комнатой» (ст. 9.1). Допускается существование «общих камер» (ст. 9.2). В Европейских правилах (пп. 18.5–7 2006 г.) указано, что «заключенных обычно следует размещать на ночь в отдельных камерах». «Совместное размещение допускается лишь в том случае, если помещение подходит для этой цели и заключенные подходят друг к другу», а «заключенным следует давать возможность выбора». Отечественная уголовно-исполнительная система с первых лет советской власти пошла по иному пути. Задачи масштабного «трудоиспользования» заключенных на «великих стройках социализма» и подавление сотен тысяч «классовых врагов» привели к «лагерной», колонийской пенитенциарной системе. Связано это с тем, что исправительная колония на порядок дешевле и мобильнее аналогичного учреждения тюремного типа. И исторически на вооружение была взята тактика «исправления коллективом». Российская уголовно-исполнительная система унаследовала этот облик. Исправительная колония представляет собой изолированный участок территории, внутри которого осужденные размещаются, большей частью в помещениях «казарменного» типа. В начале 90-х годов призывалось к широкомасштабной замене колоний тюрьмами, как способа приведения уголовно-исполнительной системы в «цивилизованный» вид. В итоге места лишения свободы в России стали воплощать в себе черты «гибридного» типа. Первые законодательные шаги в данном направлении были сделаны уже в 1996 году с принятием нового Уголовно-исполнительного кодекса РФ, определившего несколько условий отбывания лишения свободы в рамках одного вида режима. Правовые основы «гибридизации» были существенно расширены поправками в УИК РФ в 2001 году, а также в 2003 году. На протяжении последних лет внутри каждой колонии «растет тюрьма», как форма «тюремного начала» отбывания лишения свободы. В теории уголовного и уголовно-исполнительного права известны два основных подхода к наказанию — ретрибутивный («за») и консеквенциональный («для»). Уголовно-правовой ретрибутивизм зиждется в первую очередь на возмездном характере наказания, на строгом соответствии срока и режима лишения свободы характеру и степени общественной опасности совершенного преступления. В консеквенциональном подходе превалирует целесообразность. Применительно к «тюремным началам» ретрибутивный подход демонстрирует законодатель в уголовном праве, определяя основания направления осужденного в тюрьму. Отношение к «тюремным началам» отбывания наказания среди сотрудников российских исправительных учреждений прямо противоположно западному. За рубежом отбывание лишения свободы в камере расценивается как средство гуманизации условий отбывания. В российском законодательстве и уголовно-исполнительной практике «тюремные начала» расцениваются как меры ужесточения условий отбывания наказания. Это пока не позволяет безоговорочно использовать в России зарубежный опыт. Необходима переоценка средств, способов и критериев управления «гибридными» учреждениями. Если в условиях существующего способа управления исправительными учреждениями начальник отряда в наибольшей степени — командир подразделения, то в тюремной системе такой подход себя объективно изживает. Возрастает роль начальника как социального работника. «Лагерный» тип исправительных учреждений требует военизированного способа управления. Проявляется это в «милитаризированном» сознании персонала исправительных учреждений, которое они пытаются реализовать в отношении осужденных. В качестве «врага» для сотрудника исправительной колонии выступают граждане страны. Есть и профессиональные стереотипы сотрудников УИС по отношению к международным стандартам. Руководство ФСИН России постоянно демонстрирует приверженность таким стандартам. Создана Федеральная целевая программа «Развитие уголовно-исполнительной системы (2007–2016 гг.)». Однако остаются стереотипы настороженного отношения к западным стандартам. Часто полагают, что их «навязывают», вмешиваются со стороны. Отношение России к международным актам закреплено в Конституции РФ (ч. 4 ст. 15) и в ст. 3 Уголовно-исполнительного кодекса РФ. В ней, в частности, указано, что «если международным договором Российской Федерации установлены иные правила исполнения и обращения с осужденными, чем предусмотренные уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации, то применяются правила международного договора». Однако таких договоров, специально относящихся к сфере исполнения наказания, немного. Большая часть международных стандартов — положения рекомендательного характера, реализуемые «при наличии необходимых экономических и социальных возможностей». Следует преодолевать стереотип, что для реализации международных стандартов нужно много средств и поэтому эти стандарты недостижимы. Нельзя не признать, что развитие «тюремных начал» в российской уголовно-исполнительной системе — процесс хотя и объективный, но очень сложный и противоречивый. Он сопряжен с преодолением материальных и организационных трудностей, требует формирования совершенно иного правового и профессионального сознания сотрудников УИС.