Хоть одним глазком

Я владею сетью мини-отелей в Санкт-Петербурге. К такому бизнесу как мой внимание со стороны правоохранительных органов всегда является повышенным. Но с недавних пор визиты проверяющих стали носить откровенно коррупционный характер.

Ко мне пришла целая группа сотрудников из отдела милиции по защите прав потребителей. После проверки, мне было сказано, что деятельность отеля идет в разрез с 4 частью гражданского кодекса, а именно проводится публичный показ телепрограмм в местах общего пользования. С связи с чем мне было предложено подписать договора с двумя независимыми общественными организациями – Российским авторским обществом и РОУПИ. Меня обязывали платить каждый месяц по 400 рублей обеим организациям за публичный показ телепрограмм. Если бы речь шла только о холлах отелей, то у меня не возникло бы вопросов, но в договорах публичными местами назывались также и гостиничные номера, хотя они являются временными жилыми помещениями, а значит не подпадают под соответствующую статью гражданского кодекса. Поэтому договор этот я подписывать отказалась.

Сотрудники милиции всячески пытались принудить меня подписать нелепый документ. По отношению ко мне было заведено дело об административном нарушении, в двух отелях были конфискованы несколько телевизоров и системный блок компьютера. Был составлен протокол, причем понятых милиция приводила с собой – ведь ни один постоялец под такой бумагой бы не подписался (причем понятые были одни и те же в обоих случаях; более того, эти же самые понятые всплывали при проведении аналогичных операций в других мини-отелях города). Мне был выписан штраф на 1.5 тыс рублей, платить который я отказалась.

Вслед за этим мне пригрозили завести уголовное дело (вразумительно объяснить, по какой же статье мне грозит стать уголовной преступницей, мне объяснить не смогли). Но оговорились, что если я заплачу около 30 тыс. рублей и подпишу вышеуказанный договор, то дело заводиться не будет. Я наотрез отказалась. Аналогичные «наезды» сотрудники милиции проводили и в других небольших отелях города. Надо сказать, что началось все это еще в 2007 году и тогда некоторые владельцы, испугавшись угроз, подписали вышеуказанный договор, обязуясь официально выплачивать 400 рублей каждому из обществ ежемесячно. Неофициально же милиционеры взяли по 30 тыс. рублей с каждого отеля. Нетрудно посчитать, какой «навар» получили защитники правопорядка.

Но известно, что мздоимцы возвращаются туда, где им дают, поэтому недавно в городе началась новая волна проверок по отработанной схеме и обозначенными уже премиальными. Как найти управу на нечестных правоохранителей, подогрев им однажды аппетит, владельцы отелей не знают.

 

В чем, на мой взгляд, проявилась коррупция?

Очевидно, что сотрудники милиции занимаются вымогательством. Фактически они имеют право проверять отели. Но используют они это право весьма своеобразно. Выписывают необоснованные штрафы и приводят подставных понятых. Налицо также применение административного ресурса. Мини-отели насытили рынок Петербурга дешевыми, а значит доступными, номерами в гостиницах. Сетям крупных отелей, входящим на рынок, с их дорогими номерами просто не остается места. Девелоперы, продвигающие этот бизнес, лоббируют свои интересы и пытаются выдавить с рынка небольшие гостиницы. Небезынтересен между тем и вопрос о правомерности вышеуказанных договоров с обществами по авторским правам. Если в суде будет доказано, что гостиничные номера являются жилищем, значит, договора эти будут не действительны. Но начиная с 2007 года целый ряд отелей уже производят выплаты по ним на счета соответствующих организаций. Вернут ли им эти деньги.

 

Вопросы специалистам:

  • Как избежать повторения подобных ситуаций?
  • Каким образом малому бизнесу защититься от нападок со стороны лоббистов из крупных финансовых структур?

Ответ эксперта

Согласно ГК жилым считается «индивидуально-определенное здание, которое состоит из комнат, а также помещений вспомогательного использования». Понятие “жилище” в законодательстве как таковое не закреплено. Закон говорит лишь о месте жительства». К жилищу относятся здания, предназначенные для невременного проживания. Среди существующих определений, закрепленных в Постановлении Госстандарта, помещений мини-отелей нет. Практикующие юристы, теоретики и законодатель до сих пор не пришли к единому выводу о статусе помещений в гостиницах. Даже признавая их жилыми помещениями, они не распространяют на них положения о неприкосновенности жилища. В РАО уверены в своей правоте. Там настаивают, что публичным, согласно ГК, «признается такое исполнение произведения, которое осуществляется в месте, открытом для свободного посещения, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи». Гостиница как раз и является таким местом. И все же настаивая на выплате авторского вознаграждения, организации коллективного управления правами, очевидно, действуют сообразно сложившейся у нас практике. Спорным здесь оказывается вопрос о самом сборе авторского вознаграждения за публичный показ. Если выплаты за живое исполнение с обычного диска ни у кого не вызывают сомнения, то тезис о необходимости получения разрешения на показ телетрансляций, пусть даже в публичном месте, не является однозначным. Ведь хозяин телевизора не определяет частоту появления в эфире передач, разрешенных правообладателем для просмотра неограниченным кругом лиц. «Посещение гостиницы ничем не отличается от посещения концерта — посетитель концерта получает доступ на концерт, купив билет, а посетитель гостиницы приобретает право пребывания в гостинице, оплатив проживание в номере», — настаивают в РАО. Там отмечают, что соответствующие договоры со всеми гостиницами Санкт-Петербурга, независимо от их размера. Такую практику в РАО считают соответствующей мировым стандартам, поскольку вознаграждение за публичное исполнение произведений в гостиницах применяется во Франции и США. Судебная практика по данному вопросу еще не сформирована. Можно говорить о различных вариантах толкования норм законодательства в этой сфере. Поэтому заранее предположить, кто окажется прав в таком споре, нельзя. Но противостояние между пользователями произведений и организациями коллективного управления правами наметилось уже давно.   По материалам газеты "Деловая неделя": Плати. Музыку закажут другие