Частное обвинение, как средство борьбы с коррупцией

 

Арсений Сиротин

Частное обвинение, как средство борьбы с коррупцией

В странах общего права, то есть странах с британскими правовыми традициями, частное обвинение представляет собой самостоятельные, предусмотренные законом действия граждан в уголовном суде, направленные на пресечение нарушений закона. Процедура частного обвинения отличается от обычного уголовного преследования тем, что обвинителем здесь выступает не государственный прокурор, а гражданин или нанятый им адвокат, отстаивающие общественное благо (pro bono), или интересы заинтересованных сторон: жертв преступления, пострадавших, членов их семей или друзей.
Целью уголовного преследования в порядке частного обвинения является приговор нарушителю закона, а не возмещение ущерба. Обвинение призвано наказать виновника, удержать его и других потенциальных нарушителей от схожих проступков, и укрепить веру силу закона.

В странах общего права, в отличие от России, частное обвинение может быть предъявлено по всем статьям Уголовного кодекса. Однако пользуются этим правом граждане нечасто. Так в канадской провинции Альберта между 1993 и 2004 годами лишь 21 частное обвинение в сфере защиты окружающей среды дошло в суде до стадии слушаний. Из них лишь 3 закончились вынесением приговора1. Хотя формально ничто не мешает применению этого инструмента, причины его ограниченности понятны.

Доказать факт преступления в порядке частного обвинения рядовому гражданину бывает трудно. В его распоряжении нет следственного аппарата, криминалистических лабораторий, спецтехники. Привлечение к делу адвокатов и частных сыщиков требует денег. Обширные полномочия государства вмешиваться и останавливать процесс делают частное обвинение нередко непредсказуемым.

Тем не менее, частное обвинение в этих странах работает. Учитывая особенности прецедентного права, оно порою становится средством корректировки законов, устранению в них пробелов. Оно открывает гражданам возможность пресечь сговор преступников и покрывающих их чиновников. Даже если частное обвинение не завершается приговором, сам его факт способен возбудить общественную активность. Громкие процессы привлекают внимание СМИ, правительству приходится заниматься затронутой в судебном процессе проблемой. Чиновники, понимая опасность частного уголовного обвинения со стороны любого гражданина, опасаются нарушать закон в корыстных целях.

Обладая возможностью частного обвинения можно в одном случае - приструнить владельцев и менеджеров предприятия-загрязнителя, если речь идет о защите окружающей среды, в другом, борясь за сохранение архитектурного наследия, - обуздать жадность ретивых застройщиков, в третьем, оберегая законы от злонамеренной порчи, - умерить рвение «черных» лоббистов в парламенте,. Откликом на процесс частного обвинения может стать общественная дискуссия и более пристальное наблюдение за действиями ответственных чиновников, поиск пробелов в законах и устранение коррупциогенных норм.

В Британии появление публичной прокуратуры на фоне ослабления института частного обвинения способствовало нарастанию дискуссии о правах обвиняемых, появлению презумпции невиновности, доказательного права и развитию института адвокатуры. В России, напротив, усиление роли частных адвокатов-прокуроров может стать еще одним лекарством в борьбе с коррупцией, как системной проблемой в развитии страны. Засилье коррупции во властных структурах порождает предложения об использовании нестандартных, непривычных для России методов и приемов. Расширение пределов частного обвинения по образцу стран общего права может повысить гражданскую активность россиян в борьбе за верховенство закона, против коррупции.

Особенности частного обвинения в странах общего права

Британские правовые традиции закрепились во многих странах – Канаде, Австралии, США, новой Зеландии и многих других. В каждой из них есть своя практика применения института частного обвинения, но она связана с историей становления частного обвинения в Англии.

Согласно Закону об уголовном преследовании Великобритании 1985 года, «ничто не может помешать любому гражданину начать уголовное преследование или руководить уголовным преследованием в случае, когда полномочия Генерального прокурора не действуют»2. Каждый гражданин имеет право предоставить в суд информацию о предполагаемом нарушении закона. Частное обвинение является способом устранить нарушения в правовых актах или пресечь незаконные действия. Оно не должно служить средством мести или расправы.

Аналогично право на частное обвинение трактуется в законодательстве других стран общего права, в частности, в канадском уголовном кодексе3. Здесь право гражданина начинать судебное преследование для устранения пробелов в законе получило название «ценной конституционной гарантии противодействия инертности или пристрастности власти»4.

В США участие частного обвинителя в уголовных процессах считается помощью государству и «существует в судах с момента их появления»5. В Техасе, если государственный прокурор отстранен от участия в делах, а иной прокурор недоступен, судья может обратиться к любому компетентному в данной сфере юристу с просьбой помочь государству выполнить его обязанности на время отсутствия прокурора6.

Тем не менее, суд установил правило7, согласно которому право на частное обвинение перестает действовать, если дело попадает в сферу ответственности Службы уголовного преследования8. Согласно нему обвинения, выдвинутые полицией или начатые по жалобам на распространение порнографии, а также дела, связанные с оборотом наркотиков и детской преступностью, не могут перейти под контроль частного обвинителя, и должны быть продолжены прокурорами, несмотря на несогласие других сторон.

Еще раз отметим, что процесс частного обвинения дорого обходится гражданину, порой приносит ему лишь моральное удовлетворение. Поэтому рядовым гражданам кажется удобнее поручить обязанность защищать закон специально обученным прокурорам, платить за это налоги, и контролировать их работу за счет демократических процедур.

Чем начинать процесс частного обвинения, нередко проще и эффективнее подать гражданский иск о нанесении ущерба9, Качество доказательств в таком случае может быть ниже, а количество приемлемых для суда улик значительно шире10. Однако, выигранное дело по гражданскому иску сулит лишь денежную компенсацию, которая может быть и не выплачена, если у нарушителя не окажется денег. В то же время справедливость не будет восстановлена, нужды правосудия не будут удовлетворены в той мере, в которой им может помочь уголовное наказание.

Именно частное обвинение позволяет обратить внимание на незаконные действия и приостановить их, высветить пробелы в правоприменении и заставить чиновников нести ответственность перед обществом, начиная от нарушений в сфере защиты окружающей среды и заканчивая принятием противоречащих Конституции и законам нормативных актов. Если государство в лице прокурора и пожелает вмешаться в процесс частного обвинения, а это неизбежно в случае громких дел, то все равно, противозаконная деятельность влиятельных политических деятелей или высокопоставленных чиновников не избежит огласки. Это делает частное обвинение оружием в руках энергичных граждан, в руках меньшинства, выступающего в защиту общественных интересов.

Из истории развития частного обвинения в странах общего права.

Несмотря на то, что в современных обществах преследование в уголовных делах принято поручать государственным обвинителям, в раннюю эпоху британского права большинство уголовных преступлений рассматривалось в частном порядке. Английские коронеры до XIX столетия старались не вмешиваться в уголовные дела, боясь, с одной стороны, вызвать гнев населения, потревожив свободу личности, а с другой, сказывалось нежелание короля платить за расследования уголовных дел, касавшихся рядовых граждан. Возбуждали дела и судились сами жертвы либо их родственники11.

Согласно традиции преступление рассматривалось не как совершенное против государства, а как совершенное против конкретных людей или их семей. Поэтому именно жертва или кто-либо из родственников должен был заниматься судебным преследованием обидчика12.

Из-за увеличения количества дел в судах в эпоху средневековья, король стал назначать своих представителей для вмешательства в судебные процессы исходя из королевских интересов. Несмотря на то, что роль королевских чиновников возросла, а казна все настойчивее пополнялась за счет конфискаций, ни один из английских королей не попытался посягнуть на практику предъявления частных обвинений.

Гражданские и уголовные дела не были разделены. Пострадавший от преступления мог обратиться как за компенсацией убытков, так и с требованием наказать виновника, сделав это в одном и том же суде.

Позднее уголовное преследование стало опираться на законы, утверждаемые парламентом, советом графства или другим законодательным органом власти. В конечном итоге, уголовные дела были отделены от гражданских. Только в XIX веке было четко определено понятие публичного преследования. Появилась полноценная должность государственного прокурора.

Публичное обвинение стало играть все более заметную роль отчасти в ответ на растущие угрозы со стороны городской преступности. Жертвы преступлений часто не занимались судебным преследованием из-за дороговизны. Тем более, что кроме утоления чувства мести и справедливости выгоды это не приносило13. В результате к середине девятнадцатого века сложилась практика, когда большинство уголовных дел в Великобритании были делами частного обвинения лишь по названию, в роли же «частных» обвинителей чаще всего выступали полицейские.

Таким образом, до конца девятнадцатого столетия английская уголовная процедура четко полагалась на систему частных обвинений даже по серьезным преступлениям. Права частного обвинителя практически не были ограничены вплоть до 1985 года, когда после издания Закона о судебных преследованиях при преступлениях появилась Служба государственного преследования и закрепилась действующая система прокуратуры14, заметно расширившая полномочия государственного обвинения.

В США система публичного обвинения сложилась несколько раньше15. Первоначально процедура уголовного преследования в американских колониях складывалась по британскому образцу. В каждой колонии был свой генеральный атторней, первый из которых появился в Виржинии в 1643 году. Подобно своим английским коллегам, он мог представлять Корону, как в гражданских, так и в уголовных делах, зачастую оставляя последние на усмотрение пострадавшего.

Но постепенно роль публичного обвинения в британских колониях стала расти. Трудно сказать, в какой мере это отражало стремление немецких. французских и шведских поселенцев следовать правовым системам, принятым на их родине. Так или иначе, но публичное обвинение, представленное как континентальными традициями, так и наработками местных самоуправлений, со временем все более замещало систему частного обвинения, которая теперь представлялась неумелой, элитарной и, порой, мстительной.

По любому составу преступления ко временам американской революции каждая колония имела свою форму публичного преследования, возникшую на местной почве. Зачастую в пределах одной территории имелся двойной стандарт обвинения, когда окружные атторнеи действовали от имени законов государства, а городские прокуроры работали под эгидой местных. «Прокурором» называли всякого, кто добровольно выступал перед жюри присяжных с обвинением16.

После окончания гражданской войны в 1861 году Конгресс наделил генерального прокурора США полномочиями управления и надзора над прокурорами США и заложил основу Департамента юстиции.

Сегодня в Соединенных Штатах закон не ставит никаких препятствий на пути применения частного обвинения. Если граждане видят, что государственный прокурор не исполняет своих обязанностей, они имеют право инициировать преследование в частном порядке17. Впрочем, когда частный обвинитель нанят гражданином, окружной прокурор должен оставаться в деле и нести ответственность за сторону обвинения18.

В Канаде на ранних этапах право отражало английскую традицию возбуждения уголовного дела в частном порядке. Впрочем, большинство процессов проходили в форме публичного обвинения19. В 1960-х была проведена законодательная реформа, упростившая процедуру частного обвинения. Рядовой гражданин с этого времени может не только начинать и вести дела частного обвинения от имени федерального законодательства без позволения или участия Генерального атторнея Канады20, но и суду требовались веские причины, чтобы остановить преследование, начатое частным путем и находящееся под юрисдикцией федерального законодательства21.

Однако позднее в 2002 году принятые поправки к канадскому Уголовному кодексу года наложили значительные ограничения на право граждан предъявлять частное обвинение. С этого времени при попытке гражданина возбудить уголовное дело в частном порядке требуется оформить информацию надлежащим образом и передать ее мировому судье, уведомить Генерального прокурора и предоставить ему возможность принять участие в предварительных слушаниях о привлечении обвиняемого к суду. Частному обвинителю требуется согласие судьи, чтобы выступать обвинителем22. Только если не вмешается прокурор, частный обвинитель сможет вести обвинение от начала до конца процесса.

Таким образом, в странах общего права частное обвинение в уголовном процессе ограничено разными способами. Суд может отказать в выдаче повестки; генеральный атторней может закрыть дело, воспользовавшись правом отказа от дальнейшего преследования (nolle prosequi) или в связи с недостатком доказательств. В законе об уголовном преследовании Британии 1985 года прямо указано, что «если уголовное преследование начато при обстоятельствах, не входящих в компетенцию Генерального прокурора, он все равно может вмешаться в процесс на любой стадии»23.

И хотя все эти ограничения носят процессуальный характер и не ведут к оправданию обвиняемых, они заметно ограничивают возможности частного обвинения. «Сегодня система полна профессионалов: официальные защитники, чиновники, ведающие освобождением под залог, социальные работники, детективы. Уголовное правосудие пользуется «наукой» в самом буквальном смысле слова… Центр тяжести существенно сместился от системы, контролируемой любителями, к системе, контролируемой и состоящей из профессиональных экспертов разного вида»24.

Хотя частное обвинение в странах общего права является чем-то само собой разумеющимся, его кое-кто называет архаизмом и пережитком системы, некогда замкнутой на интересах пострадавшей стороны25. Отмечается, что постепенно - с развитием прав человека, под влиянием урбанизации взяла верх тенденция укрепления прав обвиняемого. Правила предоставления улик начали вырабатываться в 18 веке для уверенности в том, что власть государства не будет злонамеренно использована их против любого человека. Стала общепринятой презумпция невиновности, подозреваемые стали считаться невиновными, пока не доказано обратное. Развитие научных методов, позволивших рационально обосновать найденные улики, делало уголовный суд разновидностью «божественной правды»26. Сам процесс уголовного преследования стал структурированным, объединяющим заключение под стражу, привлечение к суду, суд, вынесение приговора и апелляцию.

Улучшения методов доказательств не уменьшало возможностей пострадавших выступать с частным обвинением и не вступало в конфликт с публичным преследованием. Но возрастание роли публичного представительства в суде привело к увеличению безопасности обвиняемого, что объективно ограничило возможности частного обвинения.

Интерес граждан к частному обвинению стал падать. Социальные сдвиги, породившие службу государственного уголовного преследования, повлекли за собой принятие законов, защищающих рядовых граждан от устрашающей власти централизованной юстиции. Это имело значение не только для обвиняемых, но также и для пострадавших, ограничив их возможности возбудить уголовное обвинение.

С одной стороны, на это повлияло стирание границ между элитой, способной оплатить дела частного обвинения, и широкими массами, обеспечило защиту прав человека. С другой стороны, жизнь общества все сильнее стала регулироваться государством. В развитых странах это противоречие решается за счет системы противовесов между активным вмешательством прокуроров в дела, ранее решавшихся в частном порядке, и прозрачностью процедуры этого вмешательства, слаженностью работы судебной системы, судебным надзором.

Предъявление частного обвинения

Уголовно - процессуальное законодательство стран общего права предоставляет право любому гражданину, имеющего обоснованные причины подозревать кого-то в совершении уголовного преступления, возбудить дело, подав заявление в суд27. Право гражданина предъявить частное обвинение и начать уголовное преследование не ограничено, хотя и обставлено определенными требованиями. Дело может быть возбуждено на федеральном, провинциальном или муниципальном уровне, в зависимости от тяжести преступления.

В Канаде частное обвинение начинается после подачи гражданином заявления в провинциальный или мировой суд. Частным обвинителем субъект становится после того, как судья определит, что имеется достаточно доказательств для обвинения в нарушении закона и потребует появления ответчика в суде для ответа на обвинения. В сложных процессах, вроде загрязнения окружающей среды, обвинение может быть поддержано не только гражданином, но и группой лиц, организацией или исходить от неопределенного круга лиц28.

Заявить в суд о имевшем место нарушении закона может только конкретный человек29. Связно это с тем, что представить информацию должно реальное лицо, личность которого поддается проверке. Ответчик должен иметь возможность узнать, кто именно выступил с обвинением в его адрес, чтобы соответствующим образом ответить на обвинение.

Надо заметить, что частный обвинитель может сам не являться информантом, так как информацию может предоставить именно тот, кто ею владеет. При этом, гражданин, получивший улики от лица, имеющего нужные сведения, вроде результатов наблюдений, также может иметь достаточно оснований полагать, что было совершено преступление и сам предъявить частное обвинение. Если обвинение предъявляет подозреваемому не информант, то, после предоставления суду сведений, информант не обязан участвовать в процессе.

Частный обвинитель имеет предписанную законом обязанность предоставить все имеющиеся улики перед обвиняемым. Сюда включается вся информация, которая может в полной мере использоваться, в том числе и для защиты обвиняемого. Все улики должны быть предоставлены до того, как обвиняемый будет вызван в суд.

Предусмотренная законом ответственность частного обвинителя призвана не допустить, чтобы частное обвинение стало орудием мести. Закон о Верховном суде Британии 1981 года определяет, что по поручению генерального атторнея уголовное преследование может быть возбуждено в Высоком суде против частных обвинителей, если «они постоянно и безо всяких на то оснований инициируют сутяжнические процессы». Если частный обвинитель будет признан сутяжником, он сможет начинать дальнейшие преследования лишь с разрешения Высокого суда. Похожий принцип работает и в австралийском законодательстве30.

Если процесс не закончился приговором, обвинителю может быть вчинен иск о злонамеренном обвинении, что может закончиться для него штрафом. Суд, опираясь на доказательства, может постановить, что судебный процесс использовался для ненужного привлечения внимания к проблеме из злонамеренных или корыстных побуждений. Впрочем, произойдет это лишь в том случае, если ответчик предъявит убедительные доказательства того, что обвинитель не имел резонных оснований для возбуждения дела и действовал злонамеренно или из мести.

Расходы на процесс по частному обвинению выплачиваются выигравшей стороне для покрытия затрат, связанных с обвинением или защитой. На частного обвинителя такие издержки накладываются лишь, если действия признаны неправомерными.

Виды преступлений, преследуемые в частном порядке

Нарушения закона, по которым граждане вправе предъявлять частные обвинения в странах общего права перечислены в уголовных кодексах. Чаще всего речь идет о вреде, причиненном человеку или его собственности. Фактически уголовное дело в порядке частного обвинения можно начать, используя любые статьи УК, так или иначе направленные на защиту прав граждан. Приведем примеры из канадского уголовного кодекса31. Аналоги им можно подобрать и в отечественном УК.

  • Преступная халатность (разделы 219 до 221). Действие или бездействие, которое привело к необдуманному или извращенному пренебрежению жизнью или безопасностью другого лица.
  • Источник опасности или неудобства для всех окружающих (раздел 180). Незаконное действие, подвергающее опасности жизнь, безопасность или здоровье общественности, причиняющее физический вред любому лицу, или мешающее общественности пользоваться публичными правами.
  • Ущерб (раздел 430). Умышленное причинение вреда собственности или препятствование в ее использовании, работе или обладании.
  • Опасные или агрессивные летучие субстанции (разделы 79, 178). Нежелание использовать разумную защиту или ее неправильное использование при обращении со взрывоопасными субстанциями.
  • Нарушение общественного спокойствия (раздел 175). Превышение допустимого уровня шума.
  • Преступления против животных (раздел 444).
  • Преследоваться также может подстрекательство или содействие в совершении преступления.

Для доказательства специфических нарушений, вроде вреда окружающей среде, обычно необходимо обратиться к конкретным законам, поскольку в УК такие нарушения не указаны. Например, можно начать частное обвинение, опираясь на запрет ловли рыбы на нересте, прописанный в Законе о рыбной ловле. Требуемое судом качество улик по уголовным преступлениям значительно выше, чем качество доказательств по гражданским делам.

Против кого можно выступить с частным обвинением

Множество дел частного обвинения возбуждается против гражданских лиц по подозрению в хулиганстве, клевете или насилии. Есть и дела, стоящие особняком, например по фактам смерти, произошедшим в полицейском участке или в тюрьме.

В 2002 году за подписью генерального атторнея Англии появился документ, призванный объяснить семьям погибших, каков порядок расследований дел, связанных со смертью их близких в заключении32. Обычно Служба преследования занимается фактами гибели при контакте с полицейским, смертельными ранениями по вине полиции. Однако в случае отказа прокурора от дальнейшего рассмотрения дела семья погибшего имеет право сама начать процедуру частного обвинения.

Особый интерес представляют дела, связанные с защитой окружающей среды, конфликтами интересов и отмены неправомерной нормы закона. Такие процессы направлены чаще всего против корпораций. Но в порядке частного обвинения могут преследоваться также конкретные лица – директора компаний и их работники.

Часто дело просто не доходит до частного обвинения. Предварительным шагом может стать уведомление предполагаемого нарушителя о проблеме, с описанием ситуации и указанием на то, что его действия противоречат закону. Этого оказывается достаточно. В противном случае о подается жалоба в письменной форме правительственному ведомству, в компетенции которого лежит выявление нарушений данного закона33. Например, в случае нарушения канадского закона о рыболовстве обращаются в федеральный департамент окружающей среды. Это может побудить правительство к проведению расследования и избавит частного обвинителя от необходимости дальнейших действий.

Частное обвинение может быть инициировано против любого лица, которое по обоснованному мнению гражданина совершило преступление. Помимо лиц, совершающих преступления, уголовным кодексом выделены также лица, подстрекающие против расследования. Сюда могут относиться корпоративные директора, чиновники, наблюдатели, и любые люди, дающие инструкции и поощряющие нарушения.

Государство в лице федеральных, провинциальных или местных правительств и чиновников, работников или представителей также может стать объектом частного обвинения34. «Дела могут возбуждаться против коррумпированных законодателей, исполнителей, судей, шерифов и прокуроров, которые отказываются передавать сложное дело большому жюри, или выступать обвинителем из-за наличия серьезных интересов или вовлеченности дружественных чиновников»35.

В странах общего права король занимает уникальное положение. На монарха не распространяется действие законов и против него не может быть начато преследования36, пока обратное не определено законом. Министры и другие федеральные и провинциальные чиновники, работники или представители короны также имеют иммунитет, но только при условии, что они жестко действуют в рамках собственных полномочий и при содействии замыслам Короны37. Это правило не распространяется на муниципалитеты. Организация также может представлять Корону, имея на это законные основания или находясь под ее контролем. Определенные законы намерено ограничивают провинциальное или федеральное правительство. Некоторые из них фиксируют лишь ответственность Короны и не распространяются на ее агентов.

Если есть свидетельства того, что федеральные или провинциальные чиновники, работники или посредники совершили незаконное действие или преступление в какой-либо сфере, законодательный акт, обусловивший нарушение, должен быть исследован для того, чтобы определить, в каком объеме правительство ответственно за нарушение. Основой обвинения может послужить доказательство того, что представитель правительства принял непосредственное участие в совершении преступления. Для успешного уголовного преследования чиновника старшей категории или министра, лично не вовлеченного в преступление, необходимы свидетельства того, что чиновник санкционировал действие.

Некоторые из законов специально расширяют ответственность чиновников. Например, в Законе Альберты о защите окружающей среды встречаются такие характеристики38: «там, где субъект, действующий под руководством министра, чиновника, члена совета или главы местной администрации, совершает поступок, противоречащий закону, министр, чиновник, член совета, глава администрации также виновен в совершении преступления и подлежит наказанию, предусмотренному за совершение преступления, в случае, если он знал, или должен был знать, об обстоятельствах, повлекших совершение преступления, и имел влияние или контролировал предотвращение нарушения, независимо от того, преследовалось ли другое лицо за совершение данного преступления». Такое положение закона может помочь в частном обвинении правительственных чиновников, которые были опосредовано вовлечены в нарушение закона.

Государственное вмешательство в дела частного обвинения

Право уголовного преследования в частном порядке в странах общего права ограничено властью генерального атторнея, который может вмешаться в дело от имени государства. Суд сам по себе также может остановить процесс при аналогичных обстоятельствах.

Генеральный атторней – это представитель короны в суде. В Канаде федеральное, провинциальные и местные правительства каждое имеют своего генерального атторнея, который пресекает нарушения и следит за процедурой частного обвинения. Функции генерального атторнея по большей части выполняются королевским поверенным.

До появления службы преследования в 1986 году, полиция в Англии сама принимала решение о передаче дел на рассмотрение в суд. Сегодня это стало прерогативой службы преследования, подчиненной генеральному атторнею. Хотя расследованием преступлений по-прежнему занимается полиция.

В большинстве случаев атторней решает, по какой статье обвинять ответчика. При этом он руководствуется принципами, прописанными в программном документе – Кодексе государственной службы преследования39, соотнесенными с материалами дела. В менее важных и рутинных делах эту обязанность берет на себя полиция.

В суд передаются далеко не все дела, для которых собраны необходимые улики. «Никогда в этой стране (в Англии – авт.) не было правилом – и я надеюсь, никогда и не будет - автоматически проводить судебное преследование любого подозреваемого в совершении преступления. Судебное преследование потому и уважаемо, что руководствуется публичным интересом при любых обстоятельствах дела»40.

В Канаде генеральный атторней может вмешаться в дело частного обвинения, остановить его или возглавлять обвинение. Это относится и к уголовным преступлениям (indictment), и к осуждению в порядке суммарного производства (summary offences).

Такое разделение является самобытным явлением для стран общего права. Уголовные преступления являются более серьезными, чем преследуемые в порядке суммарного производства. Последние проходят в ускоренном режиме, без права на присяжных. В Канаде к ним относятся все правонарушения, определяемые на провинциальном и муниципальном уровне и часть преступлений, определяемых на федеральном, если законом не установлено обратное. Максимальный штраф за такое правонарушение составляет 2000 долларов или полугодовое заключение. Частный обвинитель может начать процесс как в порядке суммарного производства, так и порядке уголовного преследования. Однако частное обвинение в уголовных делах с участием присяжных обычно сильно ограничено вмешательством прокурора.

После получения дела из полиции и ознакомления с ним, атторней выясняет, достаточно ли улик имеется против обвиняемого, и в интересах ли общества преследовать его в суде. При отсутствии убедительных доказательств вины дело не может быть продолжено, независимо от степени его важности. Чем тяжелее преступление, тем более вероятно участие в процессе атторнея. Причины возможного вмешательства перечислены в Кодексе службы преследования.41.

Генеральный атторней не обязан объяснять причины своих действий. Суд не может проигнорировать требование генерального атторнея остановить процесс.

Решение генерального атторнея не выступать обвинителем может быть пересмотрено в суде. Выделено три случая, когда действия атторнея можно эффективно опротестовать42. Если его решение вступило в противоречие с законом, если оно стало результатом юридической ошибки, или если решение исказило курс правосудия. Тогда оно может быть аннулировано истребованием дела вышестоящим судом из производства нижестоящего суда на основании юридической ошибки. Высший суд Австралии, однако, постановил, что подобные решения должны приниматься как можно реже43.

Надо отметить, что в отличие от Канады в Англии частный обвинитель, согласно Кодексу службы обвинения, не обязан сообщать в службу уголовного преследования о своем решении возбудить дело. Прокурор, таким образом, может узнать о процессе четырьмя способами44.

  • Частный обвинитель, или его представитель, просят прокурора выступить в роли обвинителя.
  • Ответчик, или его представитель, обращаются в прокуратуру с аналогичной просьбой.
  • Чиновник службы юстиции в некоторых случаях может сообщить о деле в прокуратуру, руководствуясь положениями Закона о судебном преследовании45. Происходит это, когда частный обвинитель выходит из дела и есть основание полагать, что удовлетворительной причины этому нет.
  • Если в Службе преследования узнают о деле из другого источника, к примеру, из прессы или судебного отчета.

При этом атторней вовсе не настроен на то, чтобы всегда препятствовать частному делу. Канадская практика демонстрирует гибкий подход атторнеев к процессам, впрочем в провинциях решение может зависеть от сложившейся практики. Порой участие атторнея в процессе порой служит укреплению позиций частного обвинителя.

Так, в процессе Флетчер против города Кингстона частное обвинение, поддержанное организацией Sierra Fund, было доведено до суда. Город обвинялся в выбросе сточных вод, мешающих размножению рыб. После официального расследования преследование продолжилось параллельно государственным обвинителем, и обвинителем, нанятым негосударственным фондом. В итоге был назначен солидный штраф, причем половина вознаграждения была присвоена частному обвинителю, согласно положению Закона о рыбной ловле46.

В деле Aggregates Ltd. министр окружающей среды провинции Онтарио был главным свидетелем в деле частного обвинения о выемке и переносе материалов без разрешения, которое в этих случаях положено по закону. Министр потребовал, чтобы Корона вмешалась в дело и выступила обвинителем. После изучения материалов и опроса юристов, вовлеченных в процесс, атторней решил, что общественные интересы наилучшим образом будут соблюдены, если оставить обвинение в частных руках, предоставив его юристам из организации Sierra Fund47.

В процессе Р. против Королевы (в лице Министерства окружающей среды) частное обвинение было начато против правительства Онтарио в связи с эксплуатацией шахты Делорио. Генеральный атторней вмешался в дело, но предпочтение в итоге было отдано юристу из Sierra Fund48.

О частном обвинении в России

В российском Уголовном кодексе частным обвинением называют форму производства по уголовным делам, которые возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего и должны быть прекращены за примирением его с обвиняемым. Обвинение поддерживается самим потерпевшим.

Делами частного обвинения являются уголовные дела о преступлениях, предусмотренных строго ограниченным списком статей закона.

  • Умышленное причинение легкого вреда здоровью (с. 115 УПК), вызвавшее кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. То же деяние, совершенное из хулиганских побуждений.
  • Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий (статья 116), причинивших физическую боль. Те же деяния, совершенные из хулиганских побуждений.
  • Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию (ст. 129). Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.
  • Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме (ст. 130). Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

На этом список возможностей частного обвинителя в России исчерпывается. Другие статьи УК соответственно относятся к делам частно-публичного и публичного обвинения. Таким образом, частное обвинение в России ограничивается разбирательствами по четко очерченному кругу дел. Все что выходит за пределы этого круга, относится к публичному обвинению и находится под контролем государства. Гражданин в этом случае никак не может повлиять на процесс расследования, и даже получать доступ к информации.

Ввиду того, что максимальное наказание за названные преступления не превышает трех лет лишения свободы, то они согласно ст. 31 УПК РФ подсудны мировым судьям.

Прокурор вправе в любой момент вступить в возбужденное судьей дело частного обвинения и поддерживать обвинение в суде, если этого требует охрана государственных или общественных интересов или прав граждан. Вступление прокурора в дело не лишает потерпевшего прав, предусмотренных ст. 53 УПК, но дело в этих случаях не подлежит прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым, т. к. оно становится делом публичного обвинения.

Дела частного обвинения возбуждаются только по заявлению потерпевшего, его законного представителя и подлежат прекращению в любой стадии судебного процесса в связи с примирением сторон до момента удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. Помимо заявления, потерпевший должен представить доказательства вины своего обидчика. В качестве доказательств допускаются: показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта; вещественные доказательства; протоколы следственных действий49.

В отечественном законодательстве (ст. 42 УПК) частному обвинителю предоставлены права давать показания, знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания, предоставлять доказательства, заявлять ходатайства, отводы и многое другое. Обвинитель может наблюдать за движением уголовного дела, участвовать в преследовании лица, совершившего преступление, участвовать с разрешения следователя в следственных действиях.

Согласно законам, если частный обвинитель не докажет в судебном заседании вину обидчика, то обвинитель может быть привлечен к ответственности за клевету.

В России свобода действий частного обвинителя сильно ограничена. Если под заявлением подписывается не сам пострадавший или его представитель, а члены его семьи, не говоря уже о друзьях или просто заинтересованных лицах, судья формально может отклонить эту заявку50.

Отечественный институт адвокатуры недоразвит и находится под постоянным прессингом со стороны правоохранительных органов. Сегодня и речи не может идти о поручении государственного обвинения независимым юристам, как это часто происходит в Великобритании51.

В сущности, частное обвинение в странах общего права имеет мало общего с отечественной процедурой. Объединяет их общее название и негосударственный характер поддержки преследования. Дерзкая мысль о включении гражданина в уголовный процесс наравне с прокурором с трудом укладывается в головах россиян.

Шаги к частному обвинению

Реальность сегодняшней России - правовой нигилизм населения, неразвитость правового сознания, порожденная укоренившейся в советские годы системой партийного квазиправа. Значительная часть населения воспринимает как естественным положение, при котором многие законы не исполняются, милиция творит произвол, а суды грешат обвинительным уклоном. Людей мало волнует, что доступ к информации, связанной с судебными процессами, практически закрыт.

Традиция подчинения чиновников не закону, а инструкции и начальнику, по-прежнему является доминирующей в среде чиновничества52. Правоохранительные органы привычно ориентированы на защиту «интересов государства». Защита прав и интересов граждан обществом еще не осознается ими как главная задача.

В широких кругах идея расширения границ частного обвинения никогда не обсуждалась. Тем не менее, многие специалисты приветствуют частное преследование как способ обуздания коррупции и утверждения в стране режима верховенства закона.

В полной мере использовать созидательный потенциал частного обвинения нарушителей закона можно только опираясь на активность граждан. Однако по опыту частного обвинения в странах общего права частный обвинитель чаще всего получает лишь моральное удовлетворение и благодарность общества. Хотя не следует забывать и о выгодах тех или иных социальных групп, извлекаемых, скажем, из отмены незаконных актов, затрагивающих их интересы.

Вместе с тем климат в стране определяет активное меньшинство. Когда речь идет о строительстве зданий, уродующих облик города, об уничтожении уникальных природных заповедников, о наглом разворовывании бюджетных средств, проявляется гражданская позиция. На инициативу таких немногих людей, на их гражданское мужество и рассчитаны предложения о резком расширении границ частного обвинения.

Частное преследование, оставаясь орудием дилетантов, может стать одним из способов контроля за противозаконной деятельностью чиновников. Если в борьбе с коррупцией в России перейти от слов к делу, то можно представить ситуацию, когда из бюджета через систему грантов будут оплачиваться услуги адвокатов, оказывающих помощь частным обвинителям в делах о коррупции или создании условий для нее.

Расширение возможностей для частных обвинителей потребует целого ряда изменений в отечественных законах, начиная с УК и УПК. В частности необходимо дать гражданам возможность использования процедуры частного обвинения по большинству статей УК. Надо внести поправки и в специализированные законы, например, в сфере защиты окружающей среды, сделав нарушение конкретных статей поводом для частного обвинения.

Использовать частное обвинение можно и для предотвращения конфликта интересов. Многие действия, такие как приватизация земель или предпринимательская деятельность, предполагают наличие разрешений, лицензий и одобрений со стороны государства. Подобные санкции нарушители нередко получают в обход закона при противоправном содействии чиновников. Зачастую просителей загоняют в угол, поскольку сами законы и подзаконные акты используются для вымогательства. «Чем, кроме коррупционных намерений, можно объяснить тот факт, что в Москве для получения разрешения на строительство нужно получить более 400 согласований? И число их за последние несколько лет выросло примерно вдвое»53. Частный обвинитель, если ему будут предоставлены права на частное обвинение сможет возбудить в суде дело не только по отмене соответствующих коррупциогенных нормативных актов, но и уголовное дело против лиц, инициировавших или их принявших..

Впрочем, в России правоприменительная практика способна выхолостить любой, самый прогрессивный закон. Есть опасения, что государственнический уклон в наших прокуроров и судей, перенос акцентов с защиты прав граждан на «общественные» интересы коррумпированных чиновников может исказить благие цели расширения области частного обвинения. Поэтому необходимо дать исчерпывающий перечень причин вмешательства прокуратуры в дела частного обвинения и гарантировать гражданам судебную защиту от такого вмешательства.

Подводя итог, следует подчеркнуть, что снижения запредельно высокого уровня коррупции в нашей стране, вряд ли можно добиться посредством расширения сферы частного обвинения. Да, частное обвинение даст правовое оружие в руки продвинутых граждан. Но решить проблему массовой коррупции в России можно только комплексными мерами. Это стимулирование гражданской активность населения, восстановление в стране в полной мере политической конкуренции, реальная независимость СМИ, в том числе телеканалов, оспаривание неправомерных решений чиновников в специализированных административных судах, жесткий контроль налоговых органов за источниками богатства госслужащих и их родственников и многое другое.


 

1 Letter from Alberta Justice (3 November 2004) concerning private prosecutions in Alberta under the Canadian Environmental Protection Act, R.S.C. 1985, c. 16 (4 Supp.) [Repealed S.C. 1999, c. 33, s. 355].

2http://www.statutelaw.gov.uk/.

3 Criminal Code, supra note 1, s. 504.

4 http://www.justice.gc.ca/eng/dept-min/pub/fps-sfp/fpd/toc.html.

5 Дела State v. Best, 280 N.C. 413, 186 S.E.2d 1, 3 (1972). State v. Lippard, 223 N.C. 167, 25 S.E.2d 594, 599, cert. denied, 320 U.S. 749, 64 S.Ct 52, 88 L.Ed. 445 (1943).

6 Vernon's Ann.Texas C.C.P. art. 2.07(a) [Attorney pro tem].

7 Прецедентом послужил процесс R v Bow Street Stipendiary Magistrate, Ex parte South Coast Shipping Co Ltd (1993).

8 Crown Prosecution Service – независимое агентство, появившееся в Англии в 1986 году, определяющее необходимость передачи возбужденных полицией дел в суд. Возглавляется генеральным прокурором, Director of Public Prosecutions, который подчинён генеральному атторнею (Attorney General, главному прокурору, министерский пост). Выступает как обвинитель по самым важным делам.

9 Civil claim for damages. Многие гражданские иски подаются в результате дорожных происшествий, несчастных случаев на работе, случаев падений в магазине, или на дороге, или в публичном месте. Нередки иски в связи с разрывом контракта, разделом собственности между соседями. Возможны также иски за причинение ущерба клеветой, т.е. когда доброе имя или репутация человека были оскорблены в результате публикации неверных сведений, как в СМИ, так и выражены в устной форме.

10 http://www.yourrights.org.uk/yourrights/rights-of-the-bereaved/remedies/....

11 Daniel Klerman. Settlement and the Decline of Private Prosecution in Thirteenth-Century England. Law and history review. Vol.19. N 1, 2001. http://www.historycooperative.org/journals/lhr/19.1/klerman.html.

12 http://law.jrank.org/pages/1858/Prosecution-History-Public-Prosecutor-Br.....

13 Hay, "Controlling the English Prosecutor," 174–80; Patrick Devlin, The Criminal Prosecution in England (New Haven: Yale University Press, 1960), 20.

14 Prosecution of Offenses Act, 1985, c. 23, sec. 6(1); Alec Samuels, "Non-Crown Prosecutions: Prosecutions by Non-Police Agencies and by Private Individuals," Criminal Law Review (1986): 33–36.

15 Lawrence M. Friedman, Crime and Punishment in American History (New York: Basic Books, 1993), 29–30. Hay, "Controlling the English Prosecutor," 174–80; Patrick Devlin, The Criminal Prosecution in England (New Haven: Yale University Press, 1960), 20.

16 Дело United States v. Sandford, Fed. Case No.16, 221 (C.Ct.D.C. 1806).

17 http://www.constitution.org/uslaw/pripro01.htm; http://familyguardian.tax-tactics.com/PublishedAuthors/Media/Antishyster...

18 Дело State v. Page, 22 N.C.App. 435, 206 S.E.2d 771, 772 cert. denied, 285 N.C. 763, 209 S.E.2d 287 (1974).

19 Enforcing environmental law: a guide to private prosecution / James S. Mallet. - 2nd ed. Staff Counsel Environmental Law Centre, 2004.

20 Отделение Генерального атторнея Канады (Attorney General of Canada) занимается федеральными делами. Базируется в Оттаве, Канада. Существует также должность провинциального Генерального атторнея, Attorney General of province, не имеющая федерального статуса.

21 http://www.justice.gc.ca/eng/dept-min/pub/fps-sfp/fpd/toc.html.

22 Там же.

23 http://www.statutelaw.gov.uk/.

24 Лоуренс Фридмэн. Введение в американское право. 1984.

25 Private prosecution and the victim of crime. Macquarie Law WP 2008 17 April 2008. Macquarie University, NSW, Australia.

26 J Hunter and K Cronin, Evidence, Advocacy and Ethical Practice: A Criminal Trial Commentary (1995).

27 Criminal Code, R.S.C. 1985, c. C-46, s. 504.

28 Enforcing environmental law: a guide to private prosecution / James S. Mallet. - 2nd ed. Staff Counsel Environmental Law Centre, 2004.

29 Peter Burns, “Private Prosecutions in Canada: The Law and a Proposal for Change” (1975) 21 McGill L.J. 269 at 283.

30 All proceedings order. Supreme Court Act 1970 NSW s84.

31 Enforcing environmental law: a guide to private prosecution / James S. Mallet. - 2nd ed. Staff Counsel Environmental Law Centre, 2004.

32 http://www.cps.gov.uk/publications/prosecution/death_custody.html

33 Canadian Environmental Protection Act, 1999, S.C. 1999, c. 33, ss. 17-21; Species at Risk Act, S.C. 2002, c. 29, ss. 93-96; Alberta Environmental Protection and Enhancement Act, R.S.A. 2000, E-12, ss. 196-197;

34 Enforcing environmental law: a guide to private prosecution / James S. Mallet. - 2nd ed. Staff Counsel Environmental Law Centre, 2004.

35 AntiShyster Volume 10, No. 1 www.antishyster.com by Jon Roland.

36 Interpretation Act, R.S.A. 2000, c. I-8, s. 14: No enactment is binding on Her Majesty or affects Her Majesty or Her Majesty’s rights or prerogatives in any manner, unless the enactment expressly states that it binds Her Majesty. http://www.canlii.org/en/ab/laws/stat/rsa-2000-c-i-8/latest/rsa-2000-c-i....

37 Enforcing environmental law: a guide to private prosecution / James S. Mallet. - 2nd ed. Staff Counsel Environmental Law Centre, 2004.

38 The Alberta Environmental Protection and Enhancement Act.

39 Code for Crown Prosecutors. http://www.cps.gov.uk/publications/docs/code2004english.pdf

40 Сэр Хартли Шоукросс. U.K., H.C. Debates, vol. 483, col. 681, (29 January 1951).

41 http://www.cps.gov.uk/publications/docs/code2004english.pdf.

42 Cf. R v CPS, Ex parte Waterworth [1996] JPIL 261.

43 Department of Public Prosecutions v B (1998) HCA 45.

44 Code for Crown Prosecutors. http://www.cps.gov.uk/publications/docs/code2004english.pdf.

45 Раздел 7(4) http://www.statutelaw.gov.uk/.

46 (1998), 28 C.E.L.R. (N.S.) 229 (Ont. Ct. Prov. Div.), var’d [2002] O.J. No. 2324 (Ont. S.C.J.) (QL), var’d [2004] O.J. No. 1940 (C.A.) (QL).

47 (2001), 49 W.C.B. (2d) 16 (Ont. C.J.).

48 Unreported, June 27, 2001, Ont. C.J., Dorval.

49 Обращайтесь к мировому судье! СПб. Составитель - Санкт-Петербургская общественная правозащитная организация «Гражданский контроль», 2007.

50 Обращайтесь к мировому судье! СПб. Составитель - Санкт-Петербургская общественная правозащитная организация «Гражданский контроль», 2007.

51 Инструкция английской службы уголовного преследования:
http://www.cps.gov.uk/legal/p_to_r/prosecuting_advocates_-_selection_of/

52 Антикоррупционная политика (Фонд ИНДЕМ); под. Ред. Г.А.Сатарова.-М.: РА «Спас», 2004.

53 Интервью с Михаилом Дмитриевым, 07/17/2009, http://sudanet.ru/Интервью с М.Дмитриевым.

Арсений Сиротин, специально для Суда нет.